Нам чужого не надо

20.08.2019

На протяжении нескольких лет экспертами отрасли наблюдался спад производства российской мебели. После того, как девальвация рубля, произошедшая в 2014 году, не открыла возможностей для роста производства, а со стороны Запада нависла «санкционная» угроза в виде риска закрытия европейского рынка, правительству пришлось менять положение дел в «ручном режиме».

ПРАВО НА ЗАПРЕТ
Постановление Правительства Российской Федерации №  1072 «Об установлении запрета на допуск отдельных видов товаров мебельной и деревообрабатывающей промышленности, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (Постановление), было принято 5 сентября 2017 года. Согласно ему, с 1 декабря 2017  года для увеличения загрузки производственных мощностей отечественных предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности и повышения конкурентоспособности российской продукции в России действует запрет на закупку иностранной мебели для государственных нужд.


Из-за рубежа (кроме стран Евразийского экономического союза) государству нельзя закупать кровати и другую деревянную мебель для спален, столовых, гостиных, кухонь и офисов. Под запрет также подпадают металлическая и пластмассовая мебель, матрацы, диваны и кушетки.

Как следует из текста Постановления, временные рамки запрета распространяются до 1 декабря 2019 года, а значит, уже сейчас следует заняться вопросами продления сроков его действия. Мне удалось поговорить с генеральным директором Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России (АМДПР) Тимуром Иртугановым и задать ему ряд вопросов о состоянии дел сегодняшних.

ОВЧИНКА ВЫДЕЛКИ СТОИТ

По словам Тимура Иртуганова, благодаря данному ограничению в 2018 году российские производители смогли получить дополнительные 30 млрд руб.

И это не сюрприз, а закономерность: еще в период работы над Постановлением законодатели отмечали высокую степень готовности отечественной промышленности к возможному росту спроса. Результат действительно налицо, значительная доля рынка освобождена от конкуренции с импортным производителем.


Тимур Иртуганов.jpg




Тимур Иртуганов
генеральный директор Ассоциации предприятий мебельной
и деревообрабатывающей промышленности России


Где ты, отечественная фурнитура?
– В случае с фурнитурой проблема заключается не в том, что у нас она некачественная, а в том, что у нас ее просто очень мало. Мы можем представить ситуацию, когда компании нужно закупить 50 наименований фурнитуры. Если заказывать у отечественных предприятий, то в лучшем случае они смогут поставить около половины. Значительную долю современных выдвижных механизмов или крепежных деталей в России просто не производят. Соответственно, предприятию экономически более выгодно искать единого поставщика. Что большинство и делает. К сожалению, поставщик очевидным образом будет импортный.


В связи с этим АМДПР еще в конце 2018 года направила вице-премьеру Алексею Гордееву предложение о продлении действия Постановления. А в данный момент, совместно с Министерством промышленности и торговли (Минпромторг), АМДПР занимается пролонгацией действия законодательного акта. На сегодняшний день уже разработан проект Постановления правительства о продлении запрета на закупки иностранной мебели государственными и муниципальными учреждениями до 2021 года включительно.

С точки зрения прогнозов, можно уверенно говорить о том, что ничто не предвещает развертывания негативного сценария и действие Постановления действительно будет продлено до 2021  года. На данный момент сотрудники АМДПР ведут подготовку обосновывающей информации, запрашивают статистические данные у различных государственных органов. В частности, осуществлен запрос в Федеральное казначейство России о том количестве денежных средств, которое удалось оставить внутри страны благодаря действию запрета.

Тимур Иртуганов сравнивает сегодняшнюю ситуацию с принципом домино. Запрет на закупки иностранной мебели оказывает положительный эффект не только на объемы, но и на качество мебельной продукции. Про-исходящий рост производства тянет за собой появление более 5000  рабочих мест в год, то есть экономический эффект производит еще и эффект социальный. Все идет по нарастающей: государство получает для себя от этого пользу в виде естественного прироста налогооблагаемой базы, а мебельщики, несомненно, рады увеличению доли рынка.

ЗАДАЧА МАКСИМУМ
Пока трудно говорить о возможных отличиях и создании дополнительных норм в рамках пролонгации. Под действие Постановления подпадает только деятельность организаций, которые работают непосредственно по Федеральному закону № 44 («О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» от 05.04.2014). АМДПР работает над расширением полномочий данного Постановления, чтобы в сферу его действия был также включен Федеральный закон № 223 («О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» от 18.07.2011).

По Федеральному закону № 223 работают государственные корпорации, куда точно так же поступают деньги налогоплательщиков. Если получится осуществить данную инициативу, то еще одна доля рынка станет свободна от конкуренции с импортным производителем. По оценке АМДПР, в этом случае российские компании за 2 года получили бы более 85 млрд руб.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ ЗА ГРАНИЦУ!
Ближе к концу нашей беседы с Тимуром Равильевичем я также выяснил, что нашим мебельщикам удалось добиться успеха не только на внутреннем рынке. Сотрудники российских предприятий мебельной промышленности работают с высокопроизводительным оборудованием, которое способно выпускать мебель, ничуть не уступающую иностранной. За счет предоставления предприятиям отрасли различных преференций и помощи по выходу их продукции на иностранные рынки последние 2 года наблюдается стабильный рост экспорта продукции лесопромышленного комплекса.

Более того, Тимур Иртуганов отмечает, что за 2018  год экспорт неожиданно сильно вырос. Произошел скачок на 27 %, что является очень серьезным результатом.

О мировом прорыве при этом говорить не приходится: Россия по-прежнему находится в хвосте рейтинга стран – экспортеров мебели.

На государственные и муниципальные закупки приходится около 15 % от общего объема производства российской мебели

Чуть более 10 % отечественной продукции поставляется на зарубежные рынки. Учитывая, что многие предметы нашей мебели более чем востребованы и конкурентоспособны в странах СНГ, Европы и даже в Китае, этот показатель мог быть гораздо выше.

Запрет на осуществление государственных закупок мебели помог отечественным предприятиям нарастить объемы производства и продаж. Российский мебельный рынок преодолел последствия экономического кризиса. В течение последних двух лет можно говорить о небольшом, но стабильном росте. Однако этого все равно недостаточно для реализации программы импортозамещения. Отечественная мебельная промышленность по-прежнему нуждается в мерах государственной поддержки. Радует то, что мы видим не просто процесс озвучивания фактов, а принятие ряда конкретных мер. Что же еще сможет предложить государство рынку и как сам рынок к этому отнесется, мы расскажем в следующих выпусках нашего журнала.

Иван Борисов


Оцените материал:
Читайте также в рубрике
11.09.2019
Факты, новости, тренды
11.09.2019
Факты, новости, тренды
20.08.2019
Факты, новости, тренды
20.08.2019
Факты, новости, тренды
18.06.2019
Факты, новости, тренды
18.06.2019
Факты, новости, тренды
18.06.2019
Факты, новости, тренды
18.06.2019
Факты, новости, тренды
18.06.2019
Факты, новости, тренды
18.06.2019
Факты, новости, тренды