Капитан отечественного ЛПК

20.09.2019

В судьбах людей бывают такие повороты, значение которых осознается спустя многие годы. Так было и в жизни Александра Михайловича Сумарокова, признанного в России и во всем мире корифея лесопиления, который в юности мечтал о кораблях и дальних морских маршрутах. Но если человек рожден быть капитаном, открывающим новые пути, то он станет им даже на суше.

ЛЮБОВЬ УКАЗАЛА ПУТЬ
– Готовясь к интервью и читая материалы о Вашей жизни, я подумал, что по Вашей биографии можно изучать историю развития нашей лесной промышленности. Согласны?

– Может быть. Так уж сложилось, что я как специалист рос и развивался вместе с ней. В этом году отмечаю своеобразный юбилей –60 лет в отрасли. Хотя попал в нее достаточно случайно. Учился в Мурманском высшем мореходном училище, ходил в траловом флоте, пришлось побыть угольщиком, кочегаром, машинистом, старшим машинистом. Готовился стать морским волком. Женился. Но тут у нас родился сын, и любимая супруга попросила меня изменить морю. Переехав в Архангельск, устроился конструктором на судоремонтно-судостроительный завод «Красная Кузница», здесь посчастливилось поработать в группе новой техники под руководством выдающегося конструктора Виктора Афанасьевича Захарова над созданием одного судна из двух потопленных в годы войны американских «Либерти» (у одного уцелела корма, а у другого – носовая часть, их просто соединили) водоизмещением 10  тыс.  тонн. Почти 10  лет подрабатывал вечерами в Архангельском мореходном училище им.  В.  И.  Воронина, это было сильной материальной поддержкой, за которую я благодарен начальнику вечернего отделения Корякину Василию Михайловичу.

Но вдруг появляется объявление: «Срочно требуются конструкторы, предоставляется жилье». В Архангельске, как и в любом другом советском городе, квартирный вопрос был острым, поэтому мое решение было предсказуемым.


Александр Сумароков.jpg


Александр Сумароков,
к. т. н., советник-консультант по лесной
лесопильно-деревообрабатывающей
и фанерной промышленности России
фирмы Springer (Австрия)


– У каждого из нас, и у меня в том числе, в жизни есть ошибки, которые можно было бы не совершать. Но дело-то ведь не в этом, а в том, какие выводы ты сделал после них, и как сейчас, в данный момент своей жизни, распределяешь свои силы, и в каком направлении двигаешься.


Так я начал работать в Центральном научно-исследовательском институте механической обработки древесины (ЦНИИМОД) Министерства лесной и деревообрабатывающей промышленности СССР, который в 1958 году по воле Никиты Сергеевича Хрущева был из Москвы переведен в Архангельск, по праву называемый всесоюзной лесопилкой.


Начинал рядовым инженером-конструктором и вырос до заместителя генерального директора по научной работе и внедрению

– Как же Вам, моряку, удалось так мощно войти в тему лесопиления, что буквально через несколько лет Вами был совершен настоящий технологический прорыв?

– Мне очень повезло с учителями. Поскольку для продуктивной работы в ЦНИИМОД требовались профильные лесные знания, пришлось получать второе образование в Архангельском лесотехническом институте. А далее – я с благодарностью вспоминаю моих учителей  – заслуженных деятелей на-уки СССР, профессоров ленинградской Лесотехнической академии им.  С.  М.  Кирова  – Александра Эдуардовича Грубе, Александра Николаевича Песоцкого и создателя ЦНИИМОДа в Архангельске, профессора Александра Васильевича Грачева, под руководством которого успешно защитил диссертацию по агрегатному лесопилению. Я благодарю судьбу за то, что стать профессионалом мне помогли эти великие люди. Общение с ними и работа под руководством Александра Васильевича Грачева, первого директора ЦНИИМОДа в Архангельске, помогли мне стать профессионалом, а их пример вдохновил на реализацию действительно важных для страны проектов.

ИДЕЯ НА МИЛЛИОНЫ
Сейчас в это трудно поверить, но тогда, в  Архангельске была создана технология лесопиления, опередившая все существующие в мире. Об этом рассказывалось в №6 журнала «Техника  – молодежи» в 1976  году. В Центральном научно-исследовательском институте механической обработки древесины (ЦНИИМОД) группой молодых ученых и инженеров создана и в конце девятой пятилетки внедрена в производство установка ЛАПБ-1 (линия агрегатной переработки бревен). Она соединила в себе целый лесопильный поток, состоящий из четырех станков. Установку обслуживают четверо рабочих, тогда как на пилорамном потоке трудится двадцать человек. Пока работают три таких фрезернопильных агрегата, но машина запущена в серийное производство. В новой пятилетке ЛАПБ-1 будут внедрены и в Сибири, и на Украине, и на Севере, и в Центральной России. Слово – руководителю группы авторов агрегата, заведующему лабораторией лесопильного деревообрабатывающего оборудования, кандидату технических наук Александру Сумарокову: «Агрегатная переработка бревен  – принципиально новый, прогрессивный шаг в лесопилении. По новому методу пиломатериалы и технологическую щепу, используемую в целлюлозно-бумажной промышленности, получают путем фрезерования бревна в одном направлении и за один проход. Это значит, что в одном станке совмещаются и распиловка бревна, и обрезка досок, и переработка горбылей и реек. В  рамном потоке на каждую из этих операций тратится в среднем около 40  секунд. Операции разделены между собой во времени и в пространстве, нужны дополнительные транспортные связи в виде ленточных и скребковых транспортеров. Агрегатный же метод (см. схему) позволяет осуществить все операции за 40 секунд и на одном участке.

Повышается точность размеров досок, а значит, сократятся затраты труда на их дальнейшую обработку. Улучшается качество распиловки, ведь бревно перемещается относительно вращающегося инструмента жестко зафиксированным и с определенной скоростью. К примеру, если на самых лучших рубительных машинах из реек получают до 90 % щепы, пригодной для варки целлюлозы, то щепу от агрегатных установок можно использовать полностью практически без сортировки. Кроме того, щепа получается также из тех участков бревна, которые при традиционном способе разделки шли в опилки.

Новый метод обработки древесины стал разрабатываться почти одновременно в Советском Союзе и США в 1960 году (а позднее в ряде других стран). Сейчас известны различные технологические схемы. Каждая из них имеет свои особенности, достоинства и недостатки. Но ясно одно – агрегатный метод переработки пиловочного сырья весьма эффективен. Главные его преимущества – высокая производительность труда, возможность полной механизации и автоматизации процесса, высокий коэффициент использования сырья».

– Александр Михайлович, получается, тогда мы были на одном уровне со всем миром? Почему же произошла такая деградация отечественной науки и промышленности, что сейчас эта цитата вызывает только горечь утраты лидерства?

– Причин очень много. Начну с того, что даже тогда, когда в СССР работала система реальной господдержки научных исследований, давая простор творческой мысли конструкторов, порой сами многочисленные научно-исследовательские институты с их неуклюжей системой управления становились тормозом на пути изобретателей. Сейчас же отраслевая наука и вовсе находится в режиме выживания, нам нужно хотя бы систему профильного образования сохранить.


ФАКТЫ ИЗ БИОГРАФИИ:

А. М. Сумароков, к. т. н., советник-консультант по лесной, лесопильно-деревообрабатывающей и фанерной промышленности России фирмы Springer (Австрия). В 2019 году Александр Михайлович отмечает своеобразный юбилей – 60 лет плодотворной работы в лесопильной промышленности. В историю отрасли он вошел как один из авторов автоматизированного метода агрегатной переработки древесины, который сегодня успешно используют ведущие производители оборудования всего мира.

А. М. Сумароков, несмотря на свой солидный возраст, продолжает активно участвовать в международных лесопромышленных форумах в России и за рубежом. А сейчас еще и курирует от австрийской фирмы Springer Maschinenfabrik крупный инвестпроект в Республике Тыва.


Нельзя забывать и о том, что СССР уже тогда, по разным причинам, серьезно отстал от мирового уровня, в частности в развитии электроники. И когда в лесопильном оборудовании Запада началось активное применение электроники, мы начали проигрывать конкуренцию с зарубежными фирмами. Главным образом из-за того, что развитие промышленности ВПК и народного хозяйства шло разными путями из-за (по-моему мнению) излишней секретности. К примеру, даже в Ленинской библиотеке в Москве нам нельзя было посещать залы, где работали военные ученые и специалисты. Были проблемы, когда получаемые из-за рубежа новые образцы оборудования имели детали электроники, которые у нас были еще засекречены. Вот почему мы и отстали, хотя летали в космос и опережали в производстве вооружений. Мы не могли применять электронику ВПК в народном хозяйстве, за этим строго следила соответствующая организация. Вот мы и отстали. Какие-то надежды появились в начале перестройки, когда в СССР начали создаваться совместные предприятия.

Такое предприятие под названием «Технодрев» было создано Минлесбумпромом СССР (министр М.  И.  Бусыгин) в 1985  году в России совместно австрийской фирмой «Шпрингер Машиненфабрик» и российскими ЦНИИМОД (Архангельск) и «Гипподрев» (Ленинград). Коллегия Минлесбумпрома назначила генеральным директором А. М. Сумарокова, а президентом – доктора Хансйорга Шпрингера. Создавая совместное предприятие, мы планировали про-вести техническое перевооружение отрасли с помощью западных партнеров, используя государственную поддержку, поскольку все предприятия тогда были государственными. Не получилось. Рухнул СССР, и все наши проекты пошли прахом.

Тем не менее сейчас наша отрасль продолжает развитие, но уже по инициативе снизу: процесс развития идет благодаря инвестициям в лесопереработку, которые делает бизнес.


– Сегодня миром правит специализация, все лесопильное оборудование разделилось: лучшую сортировку бревен выпускают Springer, Linck, Hekotek, Söderhamn, они же лидируют в оборудовании по сортировке пиломатериалов. И в производстве оборудования по формированию сечения пиломатериалов тоже сложившаяся тройка лидеров – Söderhamn, Linck, EWD.

Александр Сумароков


ПИЛИТЬ ПО-РУССКИ!
– Как Вы думаете, не может ли такой неуправляемый процесс приводить к ошибкам?

– Да, просчеты бывают, и порой крайне дорогие. Кто-то вложил деньги в оборудование, но не просчитал сырьевые запасы и лесопильное производство остановилось, едва запустившись, – я могу назвать несколько таких заводов по стране. А кто-то решает сэкономить и берет оборудование на так называемом поле чудес – площадке, где представлено б/у оборудование, уже отработавшее пять и более лет.

– Где же тут ошибка? Логично, что бизнес ищет выгоды, а она тут налицо.

– Согласен, на каком-то конкретном этапе развития своего бизнеса такой предприниматель выиграл. Он заплатил меньше за б/у оборудование, которое все равно эффективнее и производительнее, чем то, на котором работало его предприятие до этого момента. Но тут надо понимать, что, приобретая оборудование, выпущенное несколько лет назад, мы в целом увеличиваем наше технологическое отставание от других стран. Мы так и останемся навсегда во втором эшелоне, уступая по производительности и эффективности. Чем больше предпринимателей берет б/у оборудование, тем сильнее мы сами себя тормозим. А было бы государственное управление, жесткая политика, направленная на развитие промышленности в целом, такую «экономию» не позволили бы. Хотя запрет  – плохой метод, тут государству было бы логичнее применять стимулирование  – например, давать льготные кредиты под закупку современного оборудования. Весь мир переходит на технологический уровень 4.0, негоже российской лесной промышленности плестись в хвосте и «донашивать» то, от чего отказался иностранный бизнес.

– Есть надежда, что мы когда-то начнем-таки делать свое оборудование для своей промышленности?

– Я по жизни оптимист, так что уверен на сто процентов, что когда-то это будет. Но не сейчас и не в обозримом будущем. На одном из семинаров коллега из Швеции сказал нам следующее: «Вы уже отстали даже от Китая на 30 лет!» – и никто не смог ему возразить…

Все упирается в государственную политику: если в России будет создан благоприятный климат для бизнеса, если инвесторы перестанут бояться вкладывать свои деньги в нашу промышленность, то развитие не заставит себя ждать. У нас много талантливых людей, способных совершить то, что удалось нам в свое время в Архангельске.

Надо понимать, что лесопиление – отрасль очень специфическая, в которой многое зависит от породного состава, климатических условий, особенностей национального характера. Поэтому я убежден, что для такой лесной державы, как Россия, должно выпускаться свое оборудование, ориентированное именно на все эти факторы. И я верю, что рано или поздно так и будет.

Беседовал Евгений Карпов




Оцените материал:
Читайте также в рубрике
18.06.2019
История успеха
29.03.2019
История успеха
06.03.2019
История успеха
31.10.2018
История успеха
10.08.2018
История успеха
27.07.2018
История успеха