Кто здесь лишний?

31.03.2020

С 5 сентября 2017 года в России было запрещено закупать иностранную мебель для государственных нужд. Однако с 1 декабря 2019 года действие Постановления № 1072 («Об установлении запрета на допуск отдельных видов товаров мебельной и деревообрабатывающей промышленности, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд»), устанавливающего прямой запрет, не было продлено. Ожидается, что данная мера будет заменена формулой «третий лишний».

ГРОМ СРЕДИ ЯСНОГО НЕБА
Еще в конце 2018 года Ассоциация предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России (АМДПР) направила вице-премьеру Алексею Гордееву предложение о продлении действия Постановления № 1072 (Постановление). Более того, представители АМДПР хотели, чтобы в сферу его действия был включен не только Федеральный закон № 44 («О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»), но и Федеральный закон №  223 («О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц»), по которому закупки проводят государственные корпорации и государственные компании. Был даже разработан проект постановления правительства о продлении запрета на закупки иностранной мебели государственными и муниципальными учреждениями до 2021 года включительно. Однако действие Постановления продлено не было, а все запретительные меры, соответственно, прекратили работать.


Прямой запрет распространялся на закупку товаров мебельной и деревообрабатывающей промышленности, произведенной в зарубежных странах, за исключением государств, входящих в Евразийский экономический союз.

Такой вариант развертывания событий выглядел бы весьма логичным, если бы можно было говорить об отсутствии каких-либо результатов. В реальности же, напротив, за время действия запрета отечественным мебельщикам удалось добиться успехов не только на внутреннем, но и на внешнем рынке.

Запрет оказал позитивное влияние как на объемы, так и на качество продукции – оба показателя заметно выросли

Мне удалось обсудить сложившуюся ситуацию с генеральным директором Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России Тимуром Иртугановым (беседа состоялась в декабре 2019 года).

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

– Самый главный вопрос – в связи с чем действие Постановления № 1072 не удалось продлить?

– Правительство не продлило действие Постановления № 1072 по причине того, что прямые запретительные меры на закупку товаров импортного производства заменят формулой «третий лишний» либо ценовыми преференциями. Согласно нормам формулы «третий лишний», если на торги выходят как минимум две российские компании, подчеркну, с российский товаром, зарубежный участник автоматически снимается с торгов. А  ценовые преференции подразумевают применение понижающего коэффициента к заявленной отечественными производителями цене кон-тракта при оценке поступивших предложений. При этом сам контракт заключается по предложенной цене.

На первый взгляд может показаться, что никаких существенных отличий нет, но на самом деле необходимо сказать о некоторых оговорках. Они касаются многих отраслей, но я буду говорить конкретно о мебельной. Во-первых, далеко не во всех регионах и субъектах Российской Федерации отечественный производитель имеет возможность быстро и оперативно реагировать на государственные торги. Во-вторых, во многих регионах нет не то чтобы двух, а даже хотя бы одной сильной мебельной компании.

– Как Вы думаете, с какими изменениями столкнется российский мебельный сектор? К  чему следует готовиться участникам данного рынка?

– Я не возьмусь строить какие-либо прогнозы, но уверен в том, что не все чиновники откажутся от закупок отечественной мебели. Мне известны примеры, когда государственные компании, которые не были никак ограничены запретами, закупали и продолжают закупать исключительно отечественные товары, мебели это касается в первую очередь. Конкретно в Москве многие муниципальные организации, деятельность которых точно так же не подпадала под действие 44-ФЗ, закупают только отечественную мебель. Известны и другие прецеденты, которых достаточно много.

Запретительные меры свою эффективность показали весьма наглядно. За 2018  год объем производства увеличился на 25 %, что является рекордным показателем. За первые 9  месяцев 2019 года рост продолжается – конечно, не та-кой взрывообразный, но весьма бурный. За данный временной отрезок производство выросло еще на 13  % по сравнению с тем же периодом 2018 года. К концу 2019 года мы ожидаем еще как минимум 15 % прироста. Оглядываясь на результаты 2017  года, мы можем наблюдать крайне интересную картину, где итоговый прирост за 2 года будет практически полуторакратным.

В связи с этим отказ от пролонгации Постановления №  1072 является серьезным ударом для российской мебельной промышленности. Возможно, что мы не увидим отката до стартовых позиций, но то, что рост замедлится,  – это совершенно очевидно. Возможная перспектива стагнации производства в мебельной отрасли будет грозить производителям большими финансовыми потерями. По нашим оценкам, убытки могут достигнуть 10 млрд руб.

– Объясните: если компания закупала российский продукт и он ее полностью устраивал, почему она должна отказываться от этого в будущем?

– Я верю в добропорядочность отечественных чиновников и в то, что они продолжат за-купать отечественную мебельную продукцию. Безусловно, какой-то процент предпочтет импорт, причем не всегда при этом выиграет в качестве и, тем более, в цене. Так, в период действия Постановления одна из государственных корпораций закупила итальянские стулья, которые в несколько раз дороже отечественных аналогов, а через несколько месяцев они стали ломаться. Мне хотелось бы, чтобы субъективные вкусовые предпочтения не касались внутреннего рынка.

Продление прямого запрета до 1 декабря 2021 года, по расчетам АМДПР, вернуло бы на внутренний рынок дополнительно 35 млрд руб.
Бюджетные средства должны тратиться на внутреннем рынке и вкладываться во внутреннюю экономику, а не отдаваться на откуп импортным производителям, у них и так все хорошо, поверьте. Именно по этой причине меня больше всего беспокоят сделки, заключенные по нормам 223-ФЗ. С моей точки зрения, финансовые ресурсы, участвующие в этих отношениях, де-факто являются бюджетными.

Скажите, почему государственные корпорации в период действия прямого запрета на закупку импортной мебели имели право в течение этих двух последних лет тратить наши с вами бюджетные деньги? Когда мне говорят, что они сами зарабатывают, я отвечаю, что, извините, это государственные корпорации, а значит, и все деньги там государственные. Почему они их вкладывают в чужую экономику?


Тимур Иртуганов.jpg




Тимур Иртуганов
генеральный директор Ассоциации предприятий
мебельной и деревообрабатывающей
промышленности России


Отстаем в дизайне?

– Что касается вопросов оценки качества дизайна отечественной мебельной продукции, то я уверяю вас в том, что в сегментах экономкласса и даже класса «эконом плюс» мы уже давно не уступаем конкурентам из Европы ни по каким параметрам. Если говорить о более дорогом сегменте, ведущие отечественные компании имеют собственные дизайн-бюро и, если это требуется, привлекают иностранных авторитетных специалистов, в том числе и из области дизайна. Поэтому, на мой взгляд, аргументы экспертов, негативно оценивающих дизайн российской мебели, выглядят весьма слабо.


– Вы будете предпринимать какие-либо действия для того, чтобы все-таки действие Постановления было продлено? Я правильно понимаю, что АМДПР не будет мириться с сегодняшним положением дел?

– Абсолютно верно, именно этим сейчас мы и занимаемся. Однако сначала необходимо дождаться каких-то действий со стороны правительства. Это даст нам понимание тех временных отрезков, в которые будут приняты новые законодательные акты. В то же время АМДПР продолжает заниматься изучением возможностей пролонгации Постановления №  1072 или введения поправок к нормам правила «третий лишний» в виде дополнительных сдерживающих факторов, обязательных для всех типов государственных учреждений.

Бюджетные средства должны тратиться на внутреннем рынке и вкладываться во внутреннюю экономику

В частности, дополнительный способ поддержки российских производителей может быть оформлен в виде обязанности отдавать определенную часть своего заказа отечественным поставщикам. Допустим, компании будут обязаны закупать минимум 50  % отечественной мебельной продукции, даже если правило «третий лишний» не будет этого предусматривать. Соответственно, если компания уже закупила 50 % импортной мебели, пользуясь тем, что в торгах участвовало менее двух отечественных поставщиков, ей придется оставшиеся 50  % мебельной продукции закупать только отечественного производства.

– Проведение каких мероприятий запланировано АМДПР на 2020 год?

– В первую очередь хотелось бы обратить внимание на Международную специализированную выставку RosBuild  2020. АМДПР продолжает работать над реализацией инициативы, направленной на изменение описательной части стандартного жилья, с обязательным включением туда встроенной мебели. В частности, выстраивается взаимодействие с органами исполнительной и законодательной власти. В связи с этим хочется выразить благодарность Минпромторгу и Совету Федерации за то, что они помогают нам. На наш взгляд, данная тема является крайне интересной для российского рынка. Соответственно, на выставке RosBuild  2020, которая будет проходить с 31 марта по 4 апреля 2020 года, будут продемонстрированы варианты квартир с мебелью и пройдет деловая программа, посвященная этому направлению.

Планируется проведение мероприятия, посвященного защите отечественных производителей от проявлений недобросовестной конкуренции со стороны субъектов из теневого сектора экономики. Напомню, что по оценкам экспертов, в том числе косвенным данным Росстата, объем нелегального (неучитываемого), производства мебели в России составляет от 25 до 40 %. Зачастую добросовестные производители не выдерживают ценовой конкуренции с такими «теневиками». Это серьезная проблема, будем решать ее системно. Также АМДПР будет работать над многими другими серьезными проектами, в том числе заниматься вопросами, связанными с вторичной переработкой древесных отходов.

От автора: надеюсь, что правило «третий лишний» не сделает «лишними» на мебельном рынке отечественных производителей. Такой поворот событий будет противоречить плану импортозамещения. Исполнение нацпроектов влечет за собой осуществление закупок оборудования, приборов, средств, различных товаров, в том числе мебели. Это огромные денежные ресурсы, которые, по словам Владимира Путина (из его обращения к Федеральному собранию 2019 года), должны «работать» в России.

Беседовал Иван Борисов


Оцените материал:
Читайте также в рубрике
24.09.2020
Консультант
23.06.2020
Консультант
20.05.2020
Консультант
06.05.2020
Консультант
14.04.2020
Консультант
28.02.2020
Консультант
27.02.2020
Консультант