Утром – кошки, вечером – маски

23.08.2019

«Счастье, по-видимому, заключается в досуге», – говорил Аристотель более двух тысяч лет назад. В современном мире «счастье» часто стали называть «успехом». Однако предложенная великим философом формула все равно работает. Это подтверждают слова нашего современника, финансиста Джорджа Сороса, который замечает, что для успеха необходимо иметь хобби. В этом выпуске мы открываем новую рубрику «Мастерская», где будем знакомить вас с досугом известных личностей, решивших посвятить его именно работе с деревом. Первый наш герой – Юрий Дмитриевич Куклачев.

АРТИСТ ИЗ СЕМЬИ РАБОЧИХ
Когда знаменитости уходят из-под света софитов и объективов телекамер, интерес к ним только возрастает. Чем же они заняты, как расслабляются, где проводят этот самый досуг? Многие собирают уникальные коллекции или занимаются рукоделием, рыбалкой, читают книги, грибы собирают, но у хозяина Театра кошек своя страсть – резьба по дереву.

Родился Юрий Куклачев 12 апреля 1949  года в  селе Подрезково Химкинского района Московской области, в семье рабочих. Куклачевы-старшие говорили, что о профессии клоуна сын мечтал с детства, однако они никогда не понимали, что могло сподвигнуть его к этому.

Продолжив путь к мечте, будущий «клоун-пародист-акробат» поступил в цирковое училище. Окончив его в 1971  году, стал артистом «Союзгосцирка», в котором проработал до 1990 года. Впереди его ждал успех, однако в начале карьеры ему пришлось преодолеть ряд трудностей, в том числе и нехватку денег. Молодая семья Куклачевых на двоих в месяц имела доход в 100 руб.

ПРИБАВКА К ЗАРПЛАТЕ
Именно из-за безденежья Юрий и познакомился с будущим хобби. Однажды, беседуя на работе с цирковым конюхом, он узнал, что тот вырезает маски из дерева, а потом продает их в соседнем баре. За каждую маску получает примерно по 50–60 руб. За один день можно было заработать чуть меньше, чем клоун получал за месяц. Юрий Дмитриевич цирк, конечно, не бросил, но и от дополнительного заработка отказываться не стал. Об этом жизненном факте он сам говорит следующее:

– Я этого парня (конюха) тогда сразу попросил меня ремеслу научить, и он согласился, даже подарил мне стамеску. Стал мне объяснять, что толкать ее нужно одной рукой, а другой направлять движение. Рассказал, как важно сначала плавно войти в структуру дерева, а потом так же плавно, ничего не повредив, из нее выйти. При всей кажущейся простоте это достаточно сложное и трудоемкое дело. Ведь, где-то не дожав на стамеску, а где-то, поддавшись искушению снять слишком много дерева сразу, пережав, очень просто испортить деталь. Одно неловкое движение рукой – и вся работа пойдет насмарку, придется все начинать с нуля.

Получив первые навыки, Юрий Куклачев вырезал несколько масок, которые успешно продал, а первую прибыль семья отпраздновала покупкой килограмма черешни. Дело шло хорошо еще и потому, что Юрий Дмитриевич прекрасно рисовал, в свое время он закончил полиграфическое училище и знания никуда не делись. Идеи превращались в наброски, а наброски в маски, которых, по заявлению мастера, он изготовил уже больше 200.

С деревом надо найти общий язык, понять его, прочувствовать характер и его настроение

Юрий Куклачев выделяется в ряду артистов цирка своей добротой и искренностью. Именно эти качества помогли ему расположить к себе не только детей и взрослых, но и кошек. Он стал первым клоуном-дрессировщиком, который начал ставить номера вместе с домашними кошками. Сегодня эти представления можно увидеть в единственном в  мире театре «Театр кошек ». Сейчас двери помещения заменены на пластиковые, а буквально 10  лет назад можно было наблюдать на их месте массивные дубовые две-ри, с резными ручками. Это были старинные врата, которые Юрий вместе с командой театра в свое время снял с петель, чтобы вырезать на них прекрасные узоры. Однако не важно, за какими дверьми и в каких стенах ему приходилось работать, хобби всегда сопровождало мэтра цирка.

– Раньше, когда я клоуном работал, то вырезал в основном во время представления. Потому что спектакль идет 2 часа, а клоун выходит на сцену между номерами. Какой-то номер идет 10 минут, какой-то 15, и я в это время не просто сидел, ждал за кулисами, а увлеченно работал. Я по жизни очень активный человек, постоянно нахожусь в движении. Конечно, я провожу какое-то время в своем кабинете, но сидеть часами в кресле и журнал читать – это не для меня. Я все время куда-то бегу или что-то делаю.

СЕМЕЙНАЯ ИСТОРИЯ
Многие могут подумать, что было бы логично и закономерно, если бы Куклачев вырезал из дерева изображения артистов своего прославленного театра. Но Юрий Дмитриевич пока еще не готов соединить дело всей своей жизни с увлечением. Кошки для него отдельно, а дерево – отдельно.

– Маски мне удобнее всего делать. Кошек сложно вырезать, я же не такой одаренный, чтобы любую вещь сотворить. Это моя дочь – профессиональный скульптор, она вот кошек без проблем сделает. Но только не из дерева, ее материал – это глина и пластилин. Катя вообще очень талантливый человек. Она может цемент разбросать по холсту, что-то там палочкой разровнять, а потом раскрасить  – и отличная декорация для нашего театра получается в итоге.

Екатерина Куклачева с охотой переняла от отца любовь к искусству и творчеству. Художница росла в атмосфере стройки и запаха опилок. По ее словам, когда семейство Куклачевых жило на даче, там повсюду разные деревяшки валялись, и Юрий Дмитриевич однозначно давал понять, что это выкидывать нельзя: «Вы что, не видите, это же конь!»  – восклицал он.

РАБОТА ДЛЯ ДУШИ И ДЛЯ ТЕЛА
Чувствовать и любить природу – это так естественно для любого творческого человека. В простом увидеть сложное, а потом еще и суметь эту красоту донести через произведение искусства до зрителя. Работа с деревом требует душевной теплоты, а это уже особая философия и склад ума. И вполне нормально для такой личности думать о том, что дереву понравится, а что нет.

– Когда ты в процессе работы начинаешь уходить в структуру дерева, надо обязательно обращать внимание на ее устройство, смотреть, каким образом волна идет. Необходимо найти с деревом общий язык, понять его, прочувствовать характер, а может, даже и настроение. Все-таки дерево просто так в руки не дается, с ним нужно уметь договориться. Если же вдруг во время работы где-то стамеска «против шерсти» пошла, то сразу начинается излом, дерево словно поднимается копьями на тебя, встает и грозно говорит: «Ты меня так не трогай!».

Дерево, оно живое, я очень большую тягу к нему ощущаю. Я сам по себе лесной человек, люблю по лесу на велосипеде кататься, наблюдать, как меняется его палитра со сменой времен года, дышать им. Работа у меня напряженная, очень много эмоций и энергии тратится. И конечно, такие прогулки лучше всего уводят тебя от городской суеты и помогают найти жизненный баланс. Но каждый раз в лес же не получится уезжать, поэтому стамеска всегда под рукой.

Мы привыкли ассоциировать Юрия Куклачева с широкой улыбкой, нарисованными губами, взъерошенными волосами, ярким костюмом и его прекрасными кошками. Как оказалось, Юрий Дмитриевич легко находит общий язык не только с пушистыми друзьями, но и со сложной структурой дерева. Со своим темпераментом и жаждой движения он мог бы заниматься чем угодно, но выбрал в итоге именно резьбу по дереву.

Роман Овчинников


Оцените материал:
Читайте также в рубрике