Реставрация: искусство и наука

26.11.2019

Собрание предметов мебельного искусства, которым располагает Государственный Эрмитаж, уникально. К сожалению, время безжалостно к любому материалу, тем более – к древесине. Но есть мастера, способные вступить с ним в поединок.

Реставрацией мебели и других экспонатов Эрмитажа, имеющих в своей основе древесину, занимаются сотрудники Лаборатории научной реставрации мебели, специалисты высочайшего профессионального уровня, мастерство которых высоко ценят во всем мире.

Владимир Градов.jpg




Владимир Градов,
руководитель Лаборатории
научной реставрации мебели


– Приступая к реставрации экспоната, специалист должен не только понимать, как над ним работал мастер, но и уметь пользоваться теми же инструментами и технологиями, которые применялись тогда и там, откуда родом экспонат, – говорит руководитель лаборатории Владимир Александрович Градов.  – Реставрационные мастерские других направлений в своем развитии направлены в будущее, активно используют новые технологии. А мы направлены в прошлое. Поскольку большинство операций мы проводим вручную у верстака, мы не просто понимаем, как эти предметы были сделаны, но даже знаем, сколько конкретно времени понадобилось мастерам. Тут глубокое погружение в эпоху, понимание, как жили и работали в те времена, получение навыков работы мастеров разных стран и эпох. Мы работаем старым инструментом, так что их коллекционирование – профессиональное хобби каждого из нас. На рабочих верстаках наших реставраторов можно увидеть редкие, поистине удивительные, а главное  – работающие инструменты разных эпох. Более того, что-то мы делаем сами. Например, реставратору Андрею Кащееву однажды попал в руки каталог старинных рубанков. Он по рисункам сделал для себя один, это было лет 30 назад. Через какое-то время понадобился рубанок другого размера – сделал еще. А несколько лет назад он приводил в порядок веер, у которого есть тончайшие деревянные реечки. Чтобы обработать эти элементы, мастер изготовил мини-рубанок. Так получилась целая коллекция рубанков, не уступающих старинным.

Реставрация мебели считается сложной и проблемной из-за нестабильности основы – древесины

– Чем реставрация отличается от ремонта?

– Это абсолютно разные виды работ. Беда многих собраний в том, что там предметы в разные периоды подверглись именно ремонту, а это значит, была потеряна аутентичность экспоната. Задача реставратора – не отремонтировать, не обновить, а сохранить то, что дошло до нас, чтобы экспонат продолжил свою настоящую жизнь дальше, радуя и восхищая следующие поколения. Мастер должен уметь все сделать так, чтобы предмет был опрятным, ухоженным, но чтобы в то же время от него исходило дыхание времени. В этом, как я считаю, и заключается искусство реставрации.

Есть предметы, о работе над которыми мы, реставраторы, можем думать месяцами, пытаясь найти лучший вариант. Есть сложные экспонаты, в которых необходима заме-на какого-то элемента. Но мастер не имеет права единолично принимать такие решения  – есть специальная комиссия, которая рассматривает наши предложения и выбирает тот, который устраивает всех.


В. А. Градов проводит мастер-классы для реставраторов и хранителей из Омска, Томска, Екатеринбурга, Перми, Челябинска и других регионов России, в ходе которых знакомит с методиками, позволяющими максимально сохранить дошедший до нас облик экспонатов, дает практические советы по консервации и реставрации отдельных экспонатов.


По сути, в процессе реставрации интересны начало и завершение работы, а между ними – долгий, рутинный процесс: удаление загрязнений, старого клея, осторожный разбор деталей. Вот нам сейчас предстоит эпохальная работа по реставрации дверей из зала Леонардо да Винчи, их шесть, и на каждую потребуется как минимум год. Потому что надо снять всю мозаику, убрать образовавшуюся под ней «зелень» и установить вновь, не повредив авторской гравировки.

Не менее масштабная работа  – реставрация двух карет XVIII века. Пока мы их изучаем, затем начнем удалять все загрязнения и пожелтевший лак. Для нас это необычная и очень интересная работа, поскольку эти изделия предназначены для уличной эксплуатации, там все иное, чем в мебели и предметах интерьера. Но мы занимаемся всем, где есть деревянная основа.

Каким бы ни был предмет, миниатюрным или огромным, основное при реставрации – чтобы по итогам работы не было видно самого реставратора. Есть мастер или группа мастеров, изготовивших этот предмет, вот их работа и должна остаться в веках. Это трудно, потому что рано или поздно у каждого реставратора, достигшего определенного уровня мастерства, возникает, как я это называю, синдром Фаберже. Когда чувствуешь себя равным тем, кто создавал шедевры, которые реставрируешь. Есть опасность, что захочется внести в предмет что-то свое. Поэтому я предлагаю специалистам не просто осваивать старинные инструменты и техники, но и создавать свои реплики того или иного предмета.

Чтобы утолить творческий голод, а в самом процессе реставрации подлинного экспоната никак себя не проявлять, не улучшать и не доделывать ничего за автора.

– Кто сегодня входит в команду ваших реставраторов?

– Нас в лаборатории всего 13 человек, в основном  – молодежь, получившая отличную профессиональную подготовку, которая продолжает учиться у нас, ветеранов, отработавших много лет. Например, основатель всего нашего направления – реставрации мебели – Владимир Васильевич Кащеев в Эрмитаже с 1962 года, и через его руки прошло огромное количество деревянных шедевров. Понятно, что каждый его совет помогает профессионально расти молодым.

– Наверняка такие мастерские есть в каждом крупном музее мира. В чем ваша уникальность?

– В том же, в чем уникальность всего нашего Эрмитажа  – музея мирового масштаба. Здесь собрана мебель практически всех стран, мы можем сравнивать, изучать детали и особенности. А вот многие реставраторы других стран чаще всего знают лишь свою часть мебельной истории, мало представляют себе особенности производства мебели в других регионах. Так что опыт нашей лаборатории действительно не имеет аналогов. Не надо забывать, что для собрания Эрмитажа Екатериной Великой покупалось все самое лучшее, достойное стать обстановкой ее великолепного дворца. По сути, это шедевры, которые и тогда стоили баснословных денег, а сегодня вообще бесценны. И участие в работе над продлением их жизни лично мне как профессионалу приносит огромное удовольствие.


София Янушковская.jpg




София Янушковская
молодой реставратор Эрмитажа

– Считаю, что мне очень повезло, реставрация для меня – возможность заниматься любимым делом, учиться у опытных мастеров, участвовать в сохранении культурного наследия и прикоснуться к истории.


…Просторные мастерские Лаборатории научной реставрации мебели Государственного Эрмитажа открыты для профессионалов, частыми гостями здесь являются студенты профильных учебных заведений. Так что реставраторы Эрмитажа не только сохраняют прошлое, но еще и участвуют в воспитании нового поколения российских мастеров.

Евгений Карпов



Оцените материал:
Читайте также в рубрике
30.06.2020
Стань профессионалом
11.06.2019
Стань профессионалом
11.06.2019
Стань профессионалом
30.11.2018
Стань профессионалом
27.07.2018
Стань профессионалом