Страдивари наших дней

24.09.2020

В момент, когда выпускник учебного заведения получает долгожданный диплом, он вовсе не получает профессию, и, ровно наоборот, ничто не мешает обрести профессию тому, кто не получил диплома. Музыкальный мастер и основатель мастерской «Гусли народныЯ» Иван Белоусов доказывает данный тезис на примере собственной жизни.

Как сложилось, что Вы решили связать свою жизнь с деревообработкой?

– Для того чтобы ответить на ваш вопрос, необходимо заглянуть в мое детство. Я всегда любил чтото делать, создавать, творить. На  формирование этого желания, наверное, повлияло проведение летних каникул в деревне у бабушки. Там был простор и, так скажем, настоящее раздолье для творчества. Кроме того, время диктовало свои условия: в 1990-е и в начале 2000-х практически не было игрушек, а  необходимость себя чем-то занимать присутствовала. Вот и  стал заниматься творчеством без ограничений.

На протяжении долгого времени я увлекался созданием кнутов (инвентарь пастуха), деревянных пистолетов, автоматов, мечей, шалашей и других различных изделий, пригодных для детского развлечения. В  этих процессах присутствовало дерево, ведь тогда это был самый доступный строительный материал. В сознательном возрасте, видимо, все эти увлечения всплыли. Так и занимаюсь «столяркой» по сей день, но в серьезное занятие это трансформировалось только в 2010 году.

– А почему выбор пал именно на музыкальные инструменты?

– Поступив в консерваторию (СПбГК им. Н. А.  Римского-Корсакова), я хотел освоить гусли, а студенческий бюджет не позволял их купить. Так  пришла идея сделать музыкальный инструмент самостоятельно, а дальше все пошло само собой. Повторюсь, студенты – на род небогатый, поэтому на последние деньги я купил элементарный набор столяра: ножовка, молоток, гвозди и кусок фанеры.

Сразу после того, как первые мои самодельные гусли вышли в  свет, я  понял, что хоть и  многое получилось, можно сделать лучше, учитывая предыдущий опыт. Сделал еще одни, получив по итогу хорошую оценку работы от своей соседки по общежитию (тоже студентка консерватории). Она тогда обратилась ко мне с  просьбой сделать ей гусли для детей в школу. С этого все и началось.

– Где Вы обучались деревообработке?

– Сначала самостоятельно обучался  – методом научного тыка. Затем, по совету моего педагога по балалайке, который знал, что я в общежитии на коленке гусли делаю, попал в  ученики к музыкальному мастеру Георгию Александровичу Сидорскому. Основные навыки изготовления музыкальных инструментов я получал уже от него.

– Можно ли сказать, что в тот момент чего-то не хватало? Все, что тогда изучили, пригодилось в профессии?

– Сегодня понимаю, что не хватало мозгов и умения слушать. Некоторые нюансы ремесла начинаешь осознавать уже только в  процессе работы. А  потом вспоминаешь, что мастер, оказывается, это уже говорил, а я в тот момент не смог уловить мысль. Видимо, только время и  опыт формируют тебя как профессионала. Но базу мастер дал мне прекрасную, я бы даже сказал, уникальную.


Иван Белоусов.jpg




Иван Белоусов
музыкальный мастер,
основатель мастерской «Гусли народныЯ»


Вопрос востребованности наших инструментов не стоит – работа есть, и в достаточном количестве. Мы стараемся наращивать количество единиц продукции, отталкиваясь от спроса. По состоянию дел на сегодняшний день, начиная с августа 2015 года нами выпущено и реализовано уже 378 инструментов. Учитывая, что командная работа началась только в апреле 2018 года, это отличный результат. Тут важно не гнаться только за количеством, иначе пострадает качество и, как результат, закончится спрос.


– Где Вы еще черпали опыт, в каких источниках находили информацию, у кого перенимали навыки?

– Я очень многому учусь у коллег по цеху. Когда опытном взглядом начинаешь рассматривать работы других мастеров, видишь определенные особенности, которые можно взять на заметку. Это, наверное, один из лучших методов обучения. Литературу одно время читал очень активно. Были у меня книги профессионально ориентированные по «столярке», также по созданию и ремонту музыкальных инструментов. Но все же предпочтение отдаю методу собственных проб и ошибок.

– Вы же создали свою собственную мастерскую, чем Вы занимаетесь там?

– Мы сейчас в рамках основного курса нашей мастерской выпускаем народные инструменты разных калибров и модификаций: гусли фольклорные, гусли академические, балалайки – от примы до контрабаса – и домры всех видов. Хотя иногда, конечно, приходится делать и нестандартные инструменты.

В целом это ремесло крайне сложное, так как мастеру необходимо работать не только над качеством конструкции изделия, но также добиваться отличных звуковых характеристик и  удобной эргономики для игры. Порой совсем непросто прийти к  нужному звучанию и  тембру, ведь это самые трудно уловимые вещи. В данном вопросе нельзя руководствоваться простыми истинами, которые могут сказать тебе: «Склеивай по этому шаблону, и  все получится». Тебе приходится опираться на свои внутренние ощущения, предвосхищающие результат. В  сумме с  накопленным опытом такой симбиоз навыков, ощущений и знаний позволяет создавать хорошие инструменты.

Иногда происходят ситуации, что называется, «вопреки», когда результат вышел абсолютно не такой, как был запланирован. Причем он может быть и лучше, а может быть и  хуже, чем ты задумывал, но он не имеет ничего общего с изначальным прогнозом. Делать музыкальные инструменты  – это как прыгать в темную яму, где, кроме контура ямы, ничего не видно.

Обучение – очень дорогое удовольствие
для учителя

– Я знаю, что Вы лично обучаете своих сотрудников. Расскажите об этом.

– Первым делом мне необходимо провести отбор на профпригодность, своего рода кастинг, который длится две недели. В это время я  отмечаю для себя предрасположенности человека к выполнению определенных операций на производстве. Если кандидат его прошел, то начинаем погружаться в ремесло. Процесс освоения рабочих навыков происходит при помощи метода многократного повторения операции, считаю, что это наиболее быстрый способ. Мы учимся сразу «в  бою», используя минимум теории и максимум практики. Поначалу я стоял над душой и корректировал все действия ученика, но со временем понял, что лучше пусть он сам спросит, когда испортит, так быстрее запоминается. Много мусора в итоге, конечно, получается, но данный мусор дает опыт. Учеба – это очень дорогое удовольствие для учителя.

Если говорить о времени освоения навыков, то все по-разному приходят к нужному результату качества продукции – кто-то после второй детали, а кто-то и после десятой. Далее, когда ученик освоил в полной мере одну операцию, я  при необходимости добавляю в его арсенал новую. Нужно потратить очень много сил и времени для того, чтобы вырастить настоящего мастера. Многие ученики так ими и не становятся, что-то мешает. Все секреты своего ремесла передавать пока не планирую, может быть, только когда на пенсию выйду.

– Хочется пожелать Вам удачи и новых достижений. И все-таки спрошу напоследок: а музыку-то не бросили, сами играете?

– Раньше играл больше, были и концерты, и фестивали, и мероприятия. Сейчас же времени на это практически не остается, но иногда появляется необходимость сыграть где-то. Понимаете, я решил сосредоточиться на одном деле и делать его хорошо. Мне иногда кажется, что играть я уже разучился, а потом, когда поиграешь в  удовольствие, понимаешь, что, с одной стороны, еще что-то умеешь, а с другой – что мое предназначение состоит уже совсем в другом – в деле всей моей жизни.

Беседовал
Иван Борисов


ДОРОЖЕ ЗОЛОТА

Что до самогó знаменитого мастера Антонио Страдивари, то прекрасным звучанием его скрипок можно насладиться и сегодня – на концертах ведущих симфонических оркестров мира. Еще при жизни мастера люди говорили, что он продал душу дьяволу, а дерево, из которого сделаны его известные скрипки, – это обломки Ноева ковчега. Эти музыкальные инструменты до сих пор являются самыми дорогими в мире. Стоимость этих шедевров варьируется в пределах от 500 тыс. до 5 млн евро и выше.

 До сих пор нет единой версии, объясняющей причину уникального звучания скрипок Страдивари. Кто-то уверен, что все дело в вытянутой форме, другие видят объяснение в материалах, третьи утверждают, что весь секрет в лаке .jpg

Антонио Страдивари оставил после себя бессмертное наследие – великий мастер изготовил около 2500 инструментов. Около 650 музыкальных инструментов радуют слух искушенных поклонников классического звучания и в наши дни, скрипки Страдивари практически не стареют и звучат, не теряя своих акустических качеств.

Скрипку как таковую Страдивари, конечно, не придумал. Она родилась в Италии, основой для ее создания послужил другой музыкальный инструмент  – виола. А в XVI  веке в Кремоне итальянец Андреа Амати основал династию мастеров по изготовлению виол особого качества, которые ввпоследствии и стали называться скрипками. Мастер передал свои знания сыновьям, однако самым знаменитым скрипичным мастером династии стал его внук Николо Амати.

ПУТЬ МАСТЕРА
Великий Антонио Страдивари родился в 1644 году недалеко от той самой Кремоны. Он с детства обожал петь и увлекался резьбой по дереву. Ему пророчили судьбу краснодеревщика, пока маленький Антонио не узнал о том, что великий Николо Амати обучает мастерству создания музыкальных инструментов в Кремоне. Это был уникальный шанс для Страдивари совместить оба своих увлечения.

Став помощником Николо Амати, Антонио не сразу окунулся в тонкости устройства скрипки, все началось с малого. Приняв на себя роль мальчика на побегушках, он приносил для мастера деревяшки и внутренности животных. Конечно, у Страдивари возникало много вопросов касаемо адекватности его обязанностей, но это происходило ровно до той поры, пока наставник не стал заниматься с ним мастерством изготовления музыкальных инструментов.

Первый секрет, который узнал юный Антонио, был связан с изготовлением струн. Мастер делал их из внутренностей ягнят. Жилы нужно было вымачивать в щелочном растворе, сушить, а  после скручивать из них струны. На следующем этапе обучения Страдивари изучал сорта древесины, которые следует выбирать для изготовления скрипок. Оказывается, лучшее звучание достигается благодаря деревьям, которые выросли на склонах Швейцарских Альп.

САМАЯ ПЕРВАЯ
Свою первую скрипку Страдивари изготовил в 1666 году, но только спустя более чем 30 лет он смог создать идеальную модель. Лишь в начале 1700х  годов мастер сконструировал свою до сих пор никем не превзойденную скрипку.

Мастеру удалось придать своим скрипкам, альтам и виолончелям богатый тембр и сделать их «голоса» более сильными. Скрипка была удлинена по форме и имела внутри своего корпуса изломы и неровности, что обогащало звучание и способствовало появлению большого количества высоких обертонов. С  этого времени принципиальных отклонений от разработанной модели Антонио уже не делал, но много экспериментировал. Страдивари был трудоголиком, он не оставлял своего ремесла вплоть до самой смерти, покинув этот мир в 93 года.

Многие мастера пытались повторить успех Страдивари и даже шли на крайние меры, вскрывая старые скрипки, чтобы сделать по шаблону новые. Но, как вы могли догадаться, своего они не добились.

Роман Овчинников

 До сих пор нет единой версии, объясняющей причину уникального звучания скрипок Страдивари. Кто-то уверен, что все дело в вытянутой форме, другие видят объяснение в материалах, третьи утверждают, что весь секрет в лаке


Оцените материал:
Читайте также в рубрике
30.06.2020
Стань профессионалом
26.11.2019
Стань профессионалом
11.06.2019
Стань профессионалом
11.06.2019
Стань профессионалом
30.11.2018
Стань профессионалом
27.07.2018
Стань профессионалом