ЛПК России – последний шанс?

21.12.2021

Как мы уже отмечали в предыдущих публикациях, Россия могла бы стать мировым лидером в развитии ЛПК и производстве деревообрабатывающего оборудования, если бы еще в XVIII веке Петр I, прозванный в народе «царем-плотником», смог реализовать все планы на сей счет. Но, увы, после неожиданной смерти императора этот шанс был упущен … Создававшийся им лесопромышленный комплекс так и остался в зачаточном состоянии, оказавшись никому не нужным, лесопильные мельницы простаивали и разрушались. А что было дальше и что нас ждет в будущем?

ПАРОВОЗ – ДВИГАТЕЛЬ ПРОГРЕССА
Верный шанс на развитие своего ЛПК наша страна получила благодаря страстному желанию Петра I создать могучий российский флот. Но его преемников волновали совсем другие цели, так что второй шанс у ЛПК появился лишь столетие спустя, с наступлением эры железных дорог  – по всей Российской империи начался бум их строительства. И сразу же появилась колоссальная потребность в шпалах (в переводе с голландского языка – «подпорка»), на которые укладывались рельсы. В  XIX  веке по всей стране начали создаваться соответствующие производства, многие из которых даже пережили империю и продолжали работать уже в Советском Союзе. На наших железных дорогах деревянные шпалы преобладали до недавних пор, пока не начали вытесняться более долговечными железобетонными. Да, к сожалению, срок службы деревянных шпал действительно слишком мал. У первых, еловых, он составлял всего четыре года, пришедшие им на смену сосновые служили дольше, особенно после того, как с 1886 года их стали пропитывать специальным составом.

Так железная дорога стала главным «локомотивом» очередного этапа развития ЛПК России, поскольку для изготовления шпал на один километр пути требовалось переработать древесину с двух гектаров леса

Разумеется, свой вклад в развитие ЛПК внесло продолжавшееся строительство больших городов, не только Москвы и Санкт-Петербурга, но и многих других. Росло и мебельное производство, которому также требовались не только древесина, но и оборудование. При этом регионом с наиболее развитым лесопромышленным комплексом оставалась Архангельская губерния, что было связано прежде всего с экспортом как «кругляка», так и пиломатериалов. Тем не менее общее технологическое отставание российского ЛПК от зарубежного было налицо. Судите сами: первая круглая пила, совершившая настоящий прорыв в технологии пиления, запатентована в Англии еще в 1777 году, на ее базе был создан первый круглопильный станок для пиления древесины. А у нас в России широкое развитие круглопильного оборудования началось только в начале XX века!

НО В ТЕОРИИ-ТО МЫ СИЛЬНЫ!
Рождение науки резания древесины – не только российской, но и всемирной – напрямую связано с русским ученым Иваном Августовичем Тиме (1838–1920), профессором Санкт-Петербургского горного института, его фундаментальные работы «Сопротивление металлов и дерева резанью...» (1870), «Мемуар о строгании металлов» (1877) и «Образование стружек при пластичных материалах» (1884) сыграли важную роль в создании теории резания метал-лов и дерева. Большое значение для развития машиностроения имели его труды «Практический курс паровых машин» (1886–1887), «Курс гидравлики» (1891–1894) и «Основы машиностроения» (1883–1885). Его опыты основывались на резании дерева, а потом – металла. Его последователями стали многие российские и советские ученые, разработавшие механико-математическую теорию резания древесины.


МЕШОК С ОПИЛКАМИ
Известный журналист-международник В. Овчинников в своей книге об Англии «Корни дуба» рассказал, что самая колоритная достопримечательность палаты лордов – мешок с шерстью. Так называется обитый красной тканью пуф, сидя на котором лорд-канцлер ведет заседания. Шесть веков назад король повелел положить мешок с шерстью на самом видном месте в палате лордов, дабы он всегда напоминал о значении этого товара для королевства. Историки утверждают, что именно переработка шерсти стала основой первой промышленной революции в Англии, а затем и во всем мире. Благодаря развитию промышленной переработки шерсти достаточно отсталая на тот момент страна превратилась в Британскую империю и многие столетия оставалась мировым лидером. Может быть, мешок с опилками как постоянное напоминание о ЛПК, который может стать драйвером развития России, обладающей огромными лесными ресурсами, стоит положить и нашим чиновникам?


С практикой же у нас было немного хуже, отечественное машиностроение для ЛПК как до революции, так и после 1917  года заметно отставало от зарубежного. Можно назвать множество причин  – от усиленно-го внимания правительства СССР к военно-промышленному комплексу в ущерб всем остальным направлениям промышленности до страшных последствий Гражданской и Великой Отечественной войны. Но факт остается фактом  – несмотря на серьезные научные достижения в теории, высококачественную продукцию выдавали в основном те лесопильные и мебельные предприятия СССР, которые работали на импортном оборудовании.

Даже грандиозный успех советских изобретателей, давший очередной шанс нашей стране выйти в лидеры не только по запасам леса, но и по его переработке, не увенчался успехом. Мы подробно рассказывали об этом в статье «Капитан отечественного ЛПК», так что сейчас просто напомним. В  70-е годы прошлого века в Центральном научно-исследовательском институте механической обработки древесины (ЦНИИМОД), расположенном в Архангельске, группой молодых ученых и инженеров под руководством Александра Сумарокова была создана и внедрена в производство установка ЛАПБ-1 (линия агрегатной переработки бревен). Она соединила в себе целый лесопильный поток, состоящий из четырех станков. Технология позволяла в 5 раз сократить количество рабочих, это был принципиально новый, прогрессивный шаг в лесопилении.


это интересно

Известного французского архитектора Ж.-Б. Леблона, приглашенного в Россию лично Петром I, поражало бездумное расходование древесины русскими деревообработчиками. Он писал своему приятелю: «Отменное бревно диаметром 18 дюймов они раскалывали вдоль на две части, и из каждой вытесывалась доска 4–5 дюймов. Такую заготовку столяры или плотники снова стесывали до толщины 1–2 дюйма. Больше поло-вины бревна уходит в стружку, но здесь никого это не печалит!»


Новый метод обработки древесины стал разрабатываться почти одновременно в СССР и США, а позднее в ряде других стран. Но хроническое технологическое отставание в гражданском машиностроении привело к тому, что даже в СССР с его мощной экономикой так и не смогли организовать производство надежного оборудования для ЛПК, отвечающего мировому уровню качества. Зарубежные фирмы уже вовсю внедряли автоматику, снижающую риск так называемого человеческого фактора и повышающую качество и производительность оборудования, которое уже тогда переводилось на технологии, которые мы сейчас называем цифровыми. А  советский ЛПК свой очередной шанс вновь упустил, просто потому, что оказался не готов к третьей промышленной революции, в 80-е годы прошлого века начавшейся во всем остальном мире…

Александр Сумароков.jpg




Александр Сумароков,
к. т. н., советник-консультант по лесной,
лесопильно-деревообрабатывающей
и фанерной промышленности России фирмы Springer

ОТ ПИЛОРАМЫ ДО ЗАВОДА-АВТОМАТА
Отстав от лидеров третьей революции, мы рискуем пропустить и происходящую сейчас четвертую. Сегодня на Западе существуют лесопильные автоматизированные заводы мощностью до 500 тыс. м3 в год, на которых в смену работает всего 20 человек! Чтобы конкурировать на мировом рынке пиломатериалов по качеству и цене, нам нужны именно такие высокопроизводительные технологии. Но разовые закупки таких чудо-заводов грозят немалыми затратами в будущем – нам придется закупать не только оборудование, но и платить за обслуживание и запчасти. Так можно легко потерять все преимущества, которыми обладает Россия благодаря огромным запасам сравнительно дешевого леса.

Догнать и перегнать ведущих мировых производителей оборудования для ЛПК в ближайшее время уже точно не получится. Надо хотя бы минимизировать свои потери от чудовищного отставания. И  тут не нужно изобретать велосипед  – достаточно применить метод, использованный Китайской Народной Республикой, экономика которой сейчас действительно догоняет США. А ведь промышленный бум в Китае начался сравнительно недавно  – с открытия границ для инвесторов, активной работы по созданию совместных предприятий, закупки (или простого заимствования) новейших технологий. Китайские власти и тут во многом скопировали метод Петра I, который в свое время таким же образом довольно быстро вывел отсталую аграрную страну если уж не в промышленные лидеры, то хотя бы в число крепких «середняков».

Современный завод-автомат мощностью 500 тыс. м3 обслуживают 20 человек
Но для повторения петровского или китайского методов, совершения большого технологического рывка в ЛПК нужна четкая и целенаправленная политика государства. Пока же подобные заводы-автоматы появляются в основном по инициативе частного бизнеса.

Кстати, один из таких пионеров скоро будет запущен именно в Архангельской области – колыбели нашего отечественного ЛПК. Символично? Конечно да. Но такие предприятия нужны и на Дальнем Востоке, на Урале и в Сибири – везде, где еще есть лес, который со следующего года нельзя будет просто рубить и вывозить за границу необработанным. История вновь дает нам шанс создать лесоперерабатывающий комплекс мирового уровня, остается лишь им воспользоваться…  

Александр Сумароков,
Евгений Карпов
Фото Сергея Кондратьева


В этом номере мы завершаем рассказ об основных этапах развития деревообработки во всем мире и в России, который был основан на беседах с известным ученым и практиком, признанным международным экспертным сообществом, давним другом нашего журнала Александром Михайловичем Сумароковым, кандидатом технических наук, советником-консультантом по лесной, лесопильно-деревообрабатывающей и фанерной промышленности России фирмы Springer (Австрия).

Важно, что экскурс в историю мы заканчиваем накануне нового этапа развития ЛПК России  – с  1  января 2022 года экспорт «кругляка» планируют прекратить, что должно стимулировать открытие новых деревообрабатывающих производств и модернизацию старых. В  свою очередь, нестабильный валютный курс и общее состояние лесной отрасли заставят бизнесменов обратить-таки внимание на отечественное оборудование. Это даст и шанс для развития российских производителей. Удастся ли эта попытка – покажет будущее. А мы тем временем обратимся к прошлому – далекому и не очень...


ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ…

Как известно, отечественная деревообработка в промышленных масштабах родилась в Архангельске, этот регион уже не одно столетие удерживает почетное звание «все-российской лесопилки». И уступать лидирующие позиции не собирается – в 2023 году здесь начнет работать крупнейший в России лесоперерабатывающий комплекс по переработке 2 млн м3 пиловочника в год с использованием самых передовых технологий и оборудования.

Использованы информация и фото пресс-службы губернатора и правительства Архангельской области, газеты «Лесной регион».jpg

По мнению экспертов, аналогов Пинежскому лесопромышленному комплексу не будет не только в России, но и во всем мире. Во всяком случае, в интервью газете «Лесной регион» заместитель генерального директора ГК «УЛК» по развитию Артем Самухин ответственно заявил: «По применяемым технологиям, организации и культуре производства Пинежский ЛПК станет лучшим в мире. Общий объем инвестиций превышает 30 млрд руб., срок окупаемости проекта составит 4 года».

Особенно важно, что ГК «УЛК» взял на себя и создание транспортной инфраструктуры – от лесовозных дорог до строительства капитального моста через реку Вашка, что не только обеспечит процесс заготовки и вывозки леса, но и улучшит качество жизни местных жителей. Да и с трудоустройством молодежи в этом бывшем медвежьем углу Поморья теперь проблем не будет.

В августе прошлого года и. о. губернатора Александр Цыбульский, посещая Пинежский район, побывал на строительстве суперсовременного лесопромышленного производства. Проект представил генеральный директор ГК «УЛК» Владимир Буторин, он сообщил, что общая площадь комплекса составит более 100 га. Это лесопильный завод, участки сортировки круглого леса и сухих пиломатериалов, пеллетный завод, цех переработки баланса, склады, железнодорожный терминал, а также ТЭЦ мощностью 24 МВт, которая способна полностью обеспечить энергией не только производственные процессы, но и соседние населенные пункты, лесопитомник и другие объекты.

Использованы информация и фото пресс-службы губернатора и правительства Архангельской области, газеты «Лесной регион»


ЧЕЛОВЕК-ЭПОХА
Иван Августович Тиме (11.07.1838 г., Златоуст – 05.11.1920 г., Петроград), один из основоположников науки о резании материалов и создатель научно-практической базы российской технологии и организации машиностроения.

Человек-эпоха Иван Августович Тиме.jpg

Его отец был немцем из Саксонии, для которого Россия стала второй родиной, а сам Иван Августович Тиме родился в Златоусте – одном из промышленных центров царской России.

После окончания санкт-петербургского института Корпуса горных инженеров работал на многих фабриках и заводах России. Был командирован правительством за границу для изучения горного дела и горной механики, где посетил десятки предприятий.

С 1870 г. и до конца жизни являлся профессором Санкт-Петербургского горного института. В 1873 г. на венской Всемирной промышленной выставке получил диплом за модель сконструированной им турбины. Талантливый инженер и выдающийся ученый-практик не только создавал технологически сложные машины и оборудование, но и заложил в своих научных трудах основы современной теории резания материалов. Его научный труд по технологии и организации машиностроения долгое время был основным руководством при проектировании машиностроительных заводов как в царской России, так и в СССР. Созданный им «Курс гидравлики» многие десятилетия был основным пособием для специалистов при расчете гидравлических систем и машин.

Работа Тиме «Сопротивление металлов и дерева резанью. Теория резанья и приложение ее к машинам- орудиям», вышедшая сначала в России, затем была напечатана во многих странах мира.

Тиме впервые дал классификацию стружки и показал влияние свойств материала и условий резания на ее форму, впервые ввел в научный оборот понятия «усадка стружки» и «скорость резца» (сейчас – «скорость резания»), отметил, что для каждого материала есть свое наивыгоднейшее значение скорости. Он указал на то, что скорость резца влияет на тепловые явления при резании.

Можно уверенно заключить, что научные работы Тиме, сенсационные для своего времени, затем стали классическими, а сам он заслуженно считается одним из основателей науки о резании материалов.

Фото с сайта hermitagemuseum.org


Оцените материал:
Читайте также в рубрике
06.09.2022
Сто лет назад
09.08.2022
Сто лет назад
04.05.2022
Сто лет назад
27.04.2022
Сто лет назад
24.09.2021
Сто лет назад
29.06.2021
Сто лет назад
17.06.2021
Сто лет назад
31.03.2021
Сто лет назад
25.01.2021
Сто лет назад