Доступно – о самом главном

27.04.2021

Дайте человеку рыбу, и он будет сыт один день, но получив удочку, он сможет не голодать всю жизнь. А если еще и рассказать о технологии ловли, о различных тонкостях ремесла… В этом номере мы продолжаем рассказывать о шведском опыте обучения производственного персонала в рамках эксклюзивного интервью с человеком, посвятившим обучению персонала лесопильных производств несколько десятков лет, – шведским экспертом Томасом Иварссоном.

Наш собеседник  – основатель профильного образовательного центра Täutbildningscentrum Nord  AB ( www.tuc.se)  – уверен в том, что более глубокая вовлеченность персонала в рабочие процессы создает возможность коллективу и предприятию развиваться, а  следовательно, и позитивно влияет на производственные показатели.

Томас Иварссон, шведский эксперт в области обучения персонала лесопильных производств.jpg




Томас Иварссон,
шведский эксперт в области обучения
персонала лесопильных производств

Беседа с Томасом Иварссоном началась с разговора о его прошлом. Именно в начале своего пути он понял, что процесс обучения на специализированных производствах организован либо очень плохо, либо не был выстроен вовсе. Наш собеседник решил изменить эту ситуацию. И  сегодня подавляющее большинство людей, работающих на лесопилках Швеции, очень позитивно относится к возможности учиться, люди хотят узнавать новое и развиваться в профессии.

Регулярное обучение персонала повышает эффективность производства

ВОЛШЕБНАЯ ШЕСТЕРЕНКА
Ежегодно в учебный центр обращаются десятки предприятий, а обучение проходят от  700 до 900  человек. Учитывая, что в лесопильном секторе Швеции занято порядка 10 тыс. человек, это очень впечатляющие цифры! И говорят они не только о репутации данного центра, но и об отношении к обучению и повышению квалификации работников, свойственном лесопильной отрасли страны в целом. Собственно, тот факт, что к обучению работников здесь относятся как к неотъемлемой части рабочего процесса, скорее всего, и является одним из секретов успеха шведского лесопиления, прочно занимающего одну из лидирующих позиций в мировом топе. Шведская практика показывает, что это та самая шестеренка, без которой механизм будет скрипеть, прокручиваться и работать слишком медленно, если вообще будет… И мудрые руко водители понимают: современный мир слишком быстро развивается, и если не поддерживать профессиональные компетенции своих работников на должном уровне, предприятие очень быстро окажется за бортом.

Поэтому не удивительно, что у образовательного центра есть постоянные клиенты, которые регулярно заказывают образовательные программы для своих работников. Причем это разные программы, не только те, что касаются собственно процесса лесопиления, качества и экономики производства (а  именно ими занимаются наш собеседник и его коллеги), но и курсы повышения квалификации по электронике, гидравлике, пневматике и т. п.

ЧЕМУ УЧИТЬСЯ?
Что ж, вполне логично, ведь на заводе работают не только операторы линий и станков. Поэтому разным специалистам – разные курсы. Однако нас интересует, какие же темы образовательных программ наиболее востребованы для тех, кто непосредственно занят в процессе производства пиломатериалов?

– Это самые разные темы,  – рассказывает наш эксперт.  – Начиная с того, что представляет собой дерево как материал. Возможно, вас удивит, но, как правило, люди, пришедшие работать на лесозавод, понятия не имеют ни о стоимости сырья, с которым они работают, ни о ценности того продукта, в производстве которого принимают самое непосредственное участие. По моим подсчетам, не более 20 % знают или интересуются этим. Речь идет о производстве продукта из древесины, а это дорогой продукт, и важно, чтобы каждый работник завода понимал его ценность. Сырье в европейских странах, особенно в странах Северной Европы, очень дорогое – его немного, и растет оно медленно. Поэтому в себестоимости пиломатериалов, скажем, в Швеции, доля сырья составляет 70–75 %, и эта цифра с годами не меняется. Добавим к этому то, что каждая доска станет частью чего-то, и получим ответ на вопрос, почему так важно качество.

Кстати, правила сортировки пиломатериалов, в том числе по качеству  – самый популярный курс из тех, что мы даем. Причем не только среди операторов линий сортировки. Понимать разные качественные параметры важно для всех – работаешь ты на линии сортировки пиломатериалов, либо на складе, либо за рулем погрузчика. Потому что к качеству готовой продукции так или иначе причастны все работники предприятия. А снижение или, наоборот, повышение качества всего на 1  % означает для предприятия огромные деньги. Мы всегда смотрим с учениками, как мы можем улучшить качество готовой продукции. Многие работники спрашивают: почему же раньше у нас не было такого курса?

Довольно востребован курс по командной работе. Да, этому тоже есть необходимость обучать, ведь хорошая команда – один из ключей к успеху, а  ошибки приводят к серьезным ухудшениям. К  примеру, случается такое, что бригадир – гиперответственный и не умеющий делегировать работу подчиненным – делает все сам. Остальные просто смотрят на то, что он делает. С одной стороны, ничего вроде страшного, но результаты работы этой смены значительно хуже тех, которые показывают две другие смены того же предприятия, – подмечает наш эксперт.

По словам Иварссона, подобные моменты хорошо выявляет производственный аудит, который он и его коллеги также проводят на предприятиях, но об этом – чуть позже.

ФИНАНСЫ И НАСТРОЕНИЯ
Цифры в годовых отчетах предприятий, где проводят регулярное обучение персонала, однозначно показывают: они значительно успешнее тех, кто этой возможностью пренебрегает.

– К счастью, таких немного, потому что сегодня финансовая поддержка для этих целей стала более чем доступной, – продолжает свой рассказ Томас.  – И  хотя за обучение работников платит само предприятие, такие образовательные программы для персонала могут быть полностью профинансированы государством и ЕС. Хотя раньше для того, чтоб получить финансирование, необходимо было заполнить такое огромное количество документов и отчетов, что казалось, будто эта бюрократия важнее собственно обучения. Поэтому многие руководители попросту отказывались использовать эту возможность. Сегодня, к счастью, ситуация значительно улучшилась, все стало проще и доступнее. Кстати, многие руководители даже удивляются, когда узнают о новых или дополнительных возможностях финансирования программ обучения работников. И  конечно, с радостью эти возможности используют, – резюмирует наш собеседник.

Обучение дает работникам еще и понимание важности их роли в производстве

Тем не менее даже при финансовой поддержке любое образование требует инвестиций. Выходит, что со стороны предприятия такой инвестицией является остановка участка или участков производства на период обучения, ведь наиболее эффективны и востребованы занятия, которые проводятся непосредственно на предприятии, где работают обучающиеся?

– Конечно, если есть возможность избежать остановки, мы ее используем, стараемся разделить персонал на группы – одна группа учится до обеда, другая – после. Продолжить обучение можем и после рабочего дня, причем, как правило, люди не имеют ничего против того, чтобы задержаться на пару часов. Естественно, об этом нужно предупредить заранее, ведь это – проявление уважения к каждому из работников и его времени. Кроме того, время после работы также считается рабочим и в обязательном порядке оплачивается работодателем.

Когда приезжаешь на предприятие, где обучение проводится регулярно, то буквально с порога чувствуешь особую атмосферу  – там она исключительно теплая и позитивная. Я  спрашивал у работников: почему? Смысл ответов разных людей всегда один – все зависит от руководства. Это действительно так. Как в семье – дети, у которых в семьях все хорошо, идут с позитивным настроем по жизни, охотно учатся и легче преодолевают препятствия.

Значит, обеспечивая работникам возможность учиться и повышать квалификацию, руководитель проявляет заботу о коллективе, а люди в итоге чувствуют свою значимость и реальную причастность к производственному процессу и ответственность за конечный результат?

– В принципе это верно, но все же не всегда так уж безоблачно с самого начала. Дело в том, что в начале курса я всегда спрашиваю людей: зачем вы здесь и каковы ваши ожидания? И  с сожалением должен сказать, что далеко не все могут дать ответы на эти простые, казалось бы, вопросы. «Начальник сказал» – один из частых ответов. Конечно, такое понимание, а точнее непонимание – не лучшее начало, и я всегда прошу руководителей до начала курса объяснить людям, что они будут делать, зачем и почему.

ПОВОД ДЛЯ АУДИТА
Чуть выше мы уже коротко упомянули о производственном аудите. Выполняем обещанное и возвращаемся к нему, чтобы разобрать по дробнее. Томас Иварссон пояснил нам, что производственный аудит (или, точнее говоря, тестирование производительности) может иметь несколько целей.

Так, он необходим при приемке нового оборудования от поставщика – независимый эксперт проверяет, насколько цифры, заявленные в контракте, соответствуют фактическим параметрам производительности.

Вторая частая ситуация, при которой есть потребность в аудите, – когда завод планирует инвестировать в модернизацию определенного участка. В этом случае тестирование позволяет точно определить производительность данного конкретного участка на текущий момент, с учетом всех простоев и т.  п. Этот показатель сравнивается с производительностью оборудования, которое рассматривается к покупке.


Образовательный центр Täutbildningscentrum Nord AB является одним из крупнейших центров, специалисты которого проводят обучение и консультации для предприятий деревообрабатывающего сектора. На базе комплексных программ, разработанных в центре, можно увеличить багаж знаний сотрудников, независимо от уровня их компетенций. Продуманная бизнес-концепция отличается тем, что разработка и последующая реализация курса происходит на основе тщательного анализа, а также адаптации под конкретные условия заказчика и потребности отдельных лиц.


– К  примеру, текущая эффективность имеющегося оборудования составляет 77  %, а  продавец нового обещает вам 90 %, – поясняет Томас.  – Это хороший вариант для инвестиций. Но бывали случаи, что завод по результатам такого тестирования отказывался от серьезных инвестиций, а чтобы повысить эффективность имеющегося оборудования, достаточно было перестроить работу, учесть имеющиеся ошибки и исправить их. В этом случае часто можно обойтись малыми инвестициями в ремонт и незначительную модернизацию каких-то узлов всего участка, а более значительные инвестиции отложить на какое-то время.
Активное участие и заинтересованность в результате – именно таким должно быть обучение, как, собственно, и сам ежедневный рабочий процесс (Фото с сайта http://tuc.se).jpg

Активное участие и заинтересованность в результате – именно таким должно быть обучение, как, собственно, и сам ежедневный рабочий процесс (Фото с сайта http://tuc.se)

ПОДРОБНОСТИ ИЗ ПЕРВЫХ РУК
Стороннее экспертное мнение может потребоваться и в случае, если руководство завода хочет изучить слабые места производственного процесса – скажем, участки с бóльшим количеством простоев. Для таких целей хорошим решением станет исследование, объединяющее в себе технический и организационный контроль.

О том, как такое исследование происходит на практике, шведский эксперт рассказывает достаточно подробно:

– В процессе тестирования я фиксирую все остановки процесса. Абсолютно все, даже те, что продлились не более 5  секунд. Фиксируется длительность каждого простоя, их частота, причины. К слову, когда я прихожу на завод с целью проведения аудита, это не является секретом ни для кого из персонала. Они, кстати, всегда очень заинтересованы в результатах того, что я делаю. Мы обсуждаем с ними в том числе и промежуточные результаты. И  часто сами операторы удивляются, что какие-то ошибки случаются десятки раз в день! Незавидная регулярность… А  ведь достаточно их исправить, не допускать в дальнейшем, и, как говорится, будет вам счастье.

Не меньшего внимания требует и точность начала работ. Опоздания с обеда, незапланированный перекур и т. п. – несмотря на кажущуюся незначительную роль всех этих моментов, в неделю, а тем более в год это выливается в очень серьезные и даже пугающие цифры – сколько времени, а в конечном счете и денег, фактически оказываются потерянными.

Кроме того, я всегда обращаю внимание на то, как работают люди. Мне как человеку со стороны сразу видно, работают ли операторы во время моего присутствия в обычном режиме, либо ктото в эти несколько дней играет роль идеального работника. Некоторые, чтобы показать видимое старание, начинают в прямом смысле бегать. А  это уже опасно, ведь в этом случае человек думает о том, как делать быстро, а не о том, как делать правильно, и даже не о том, что именно делать.

Само тестирование длится от  3 до 5  дней, максимум через неделю будет готов отчет с результатами, и настает очередь следующего, не менее важного этапа  – обсуждения результатов с руководством завода. Ведь аудит  – никак не самоцель. Главное  – выявить проблемы и найти пути их решения. Если я вижу, что какая-то часть оборудования является причиной одной из проблем, мы вместе обсуждаем, насколько возможно эту причину устранить.

На наш вопрос, часто ли главная причина проблем кроется в оборудовании, Иварссон отвечает утвердительно, однако тут же добавляет, что не всегда. Второе «почетное» место занимает организация работы, ведь даже при очень хорошем и эффективном оборудовании неграмотная организация сводит на нет технологические преимущества.

Интересно, что после аудита одного участка зачастую клиент заказывает аудит второго, третьего. Хотя начинают, конечно, всегда с самого проблемного.

– В зависимости от результатов исследования я могу порекомендовать модернизацию или улучшения технологического процесса. Это могут быть также рекомендации, которые носят чисто организационный характер. В  любом случае практика показывает, что выполнение моих рекомендаций по итогам такого аудита часто позволяет значительно улучшить ситуацию на конкретном предприятии быстро и эффективно, при этом далеко не обязательно для этого необходимы серьезные инвестиции.

СЕКРЕТЫ МАСТЕРСТВА
Оказывается, нередко по результатам производственного аудита клиенты заказывают обучение персонала. Однако обучение – это не только занятие, не только урок. А  хороший учитель – в первую очередь наставник. Есть одна интересная особенность любого человека  – цифры он понимает лучше слов. По словам Иварссона, своей задачей он видит в том числе и то, чтобы объяснить операторам, к  примеру, какой огромный прирост в денежном выражении обеспечит увеличение выхода из бревна всего на 1 %. Или какие финансовые потери сулит недолжное обращение с уже произведенной продукцией. Зачем, спросите вы? Все очень легко – даже просто беседы с персоналом о ценности древесины помогают серьезно продвинуться в этом направлении и изменить образ мышления людей относительно того, что они производят и как с этим обращаются. Вместе с этим меняется их отношение и к работе, и к предприятию, и к пониманию собственной ответственности. А это, как вы прекрасно понимаете, не замедлит сказаться на экономических результатах предприятия.


это важно

Возможно, прозвучит странно, но организационная проблема №1 – проблема уборки!

С учетом того, насколько важную роль в современном лесопильном производстве играют сканеры и камеры, необходимо, чтобы пространство цехов было идеально чистым – пожалуй, чище, чем дома. Чтобы сканеры работали правильно, не должно быть древесной пыли и опилок, оседающих на объективах камер и мешающих их корректной работе. А ведь многие даже не задумываются, зачем нужна уборка и почему такая банальная вещь, как уборка, может повлиять на производственные показатели.

Кроме того, важно понимать, что древесная пыль очень пожароопасна, еще и поэтому требование по чистоте производственных помещений – не пустой звук!



МЕНТАЛИТЕТ НИ ПРИ ЧЕМ

Несмотря на то, что клиенты образовательного центра Täutbildningscentrum Nord – в основном, предприятия шведские, Томас Иварссон и его коллеги работали в разных странах. Одной из них стала Россия. В ходе нашей беседы Томас поделился своими впечатлениями о работе на российских предприятиях, рассказал о том, какие сюрпризы – приятные или не слишком – ждали его здесь. Такой рассказ тянет на большую отдельную статью, поэтому приведем лишь два противоположных примера предприятий-клиентов. По этическим соображениям не станем уточнять названия, скажем лишь, что оба завода находятся на Северо-Западе России.

Первым предприятием была лесопилка, чье довольно изношенное и морально устаревшее оборудование требовало большого количества персонала.

– Мы провели много исследований на нескольких участках и смогли предложить множество вариантов улучшения ситуации, – вспоминает Иварссон. – Многие из этих предложений предполагали какие-то инвестиции, пусть и не слишком значительные. Однако, на мой взгляд, ключевая проблема заключалась не только в том, что заводу требовались инвестиции. Из того, что я там видел, я сделал один неутешительный вывод: проблема заключалась в менеджерах среднего звена. Они были мной явно недовольны. Создавалось впечатление, что каждый из них (а их было немало!) будто охранял свою территорию, считая меня чужаком и всячески препятствуя тому, что я делаю. И это объяснимо, ведь многое из того, что делалось неверно, делалось именно с их подачи или по их недосмотру. Мои наблюдения и советы были им неинтересны, я словно пытался вытащить их из зоны комфорта, а они, естественно, этому противились. В итоге для предприятия моя работа оказалась фактически бесполезной. Жаль, ведь я был уверен, что если бы мы подходили к моей работе как к общему делу, мы увеличили бы эффективность производства…

То есть речь идет об отношении к тому, что люди делают. Взять, к примеру, синеющий сосновый пиловочник на складе сырья. Помню, я спросил тогда: почему вы не распыляете воду на бревна, это позволило бы избежать появления синевы? В ответ я услышал примерно вот что: насос стоит денег, а для его работы требуется электричество, да и вода нужна, в конце концов. Парадокс был в том, что этот склад сырья был расположен лишь в сотне метров от реки… И я задался вопросом: неужели пиловочник, который синеет из-за псевдоэкономии и, скорее всего, халатности, в их понимании ничего не стоит? Представьте себе отличный бессучковый пиломатериал, который из-за синевы на нем теряет в цене в 6 раз! А вы говорите об электричестве, которое по сравнению с этим стоит копейки…

Нам не удалось изменить подход персонала, методы работы. Это было нелегко принять, но я многое тогда узнал и понял о разнице в культуре компаний. То, что я считал очевидным, было вовсе не очевидно для других. Тем не менее, оглядываясь назад, я благодарен судьбе за то, что у меня был и такой опыт, ведь любой опыт – и позитивный, и негативный – всегда только на пользу, – подчеркивает наш собеседник.

Примером противоположного подхода и результата стало предприятие в соседнем регионе.

– Здесь строился новый завод – приехав туда в первый раз, я увидел лишь фундамент. Тем не менее уже на этой стадии руководство предприятия думало о будущих работниках. Было организовано серьезное обучение, несколько групп. Многие из тех, кого я обучал здесь 4 месяца, никогда в жизни не видели ни лесозавода, ни оборудования, да и в принципе понятия не имели, с чем предстоит работать. Но люди хотели учиться, и это поддерживало позитивный настрой, несмотря на трудности. Не обошлось и без ложки дегтя, однако тех, кому было неинтересно, оказались буквально единицы. И значительно правильнее было отсеять таких на самом начальном этапе, чем потом они стали бы негативно влиять на работу предприятия в целом.

Интересно, что многие ученики удивлялись даже самым элементарным, на мой взгляд, вещам. Тому, что им выдадут рабочую форму по размеру и что каждые две недели ее необходимо стирать. И тому, что они получат для работы рабочие перчатки, наушники для защиты ушей от производственного шума, и т. д., – с улыбкой вспоминает Томас.

После того, как обучение было завершено, было проделано немало дополнительной работы – анализ производства лесопильной линии, работы линии сортировки. Для будущего производства мебели из пиломатериалов были особые требования к их сортировке и т. п.

Результатами наш эксперт очень доволен. Он рад, что подтвердилась его теория о том, что люди очень умны по сути своей.

– Действительно, мы начали с нуля, я объяснял, что такое бревно и что с ним нужно сделать, чтобы на выходе получить мебель. А спустя год я приехал туда вновь и встретился с теми же людьми. Людьми, которые не просто хорошо работали, но и – не без основания – гордились своей работой и ее результатами. Вряд ли будет преувеличением сказать, что это была лучшая похвала тому, что я делаю, – подводит итог Томас Иварссон.

Беседовала Полина Метс



Оцените материал:
Читайте также в рубрике
11.05.2022
Зарубежный опыт
17.01.2022
Зарубежный опыт
12.11.2021
Зарубежный опыт
29.07.2021
Зарубежный опыт
22.12.2020
Зарубежный опыт
11.09.2020
Зарубежный опыт
30.06.2020
Зарубежный опыт
28.02.2020
Зарубежный опыт
18.10.2019
Зарубежный опыт